Я могу вернуться,но не хочу...

Я могу вернуться,но не хочу...Я могу вернуться, но не хочу. Знаю, от людей, что остались в городе, что Мелитополь продолжает жить в своей альтернативной реальности, но мне места в этой новой реальности уже нет. Зарекаться не буду ни от чего. Но пока есть выбор, буду по возможности выбирать не жить в оккупированном городе, а оставаться в Европе. Но и возвращаться куда-то в Украину, снимать жильё и пытаться, как то выживать тоже не готова, потому что боюсь и потому что нет сил. Я выезжала из оккупированного города, через линию фронта, через блокпосты и заминированные дороги, через всю долбанную российскую технику. Четыре машины женщин и детей, мы выезжали ещё тогда, когда не было никаких даже подобий коридоров, а мои соседи меня до последнего отговаривали ехать. И не просто так отговаривали, многие машины просто расстреливали. Нам просто повезло! Нам сука нереально повезло. Я сидела в городе, который захватили на второй день войны. Сидела одна с собакой, без мужа и каких либо родственников и самой заветной мечтой было выбраться от туда. И теперь даже сидя в Европе, у меня всё внутри холодеет только от мысли, что я снова окажусь в такой ситуации. Что я окажусь одна в городе, который окажется в оккупации, только на этот раз мне не повезёт и я окажусь там в ловушке. Поэтому мне страшно даже в Украину возвращаться. И я этого не скрываю. У меня больше нет никаких ресурсов начинать всё заново, сначала был Донецк, теперь Мелитополь. Много потерянных "домов", я лично просто устала начинать заново, а потом терять это. Мне действительно больно за свою страну, у меня отец под Киевом, а мама в Луганске. Мне далеко не всё равно. Но! Каждый делает выбор по своим силам и возможностям. (Т. Тарасова)/v2/cloud/images/0:0:jpeg/dog_placeholder_v5.png.x0.jpeg

Я могу вернуться, но не хочу. Знаю, от людей, что остались в городе, что Мелитополь продолжает жить в своей альтернативной реальности, но мне места в этой новой реальности уже нет. Зарекаться не буду ни от чего. Но пока есть выбор, буду по возможности выбирать не жить в оккупированном городе, а оставаться в Европе. Но и возвращаться куда-то в Украину, снимать жильё и пытаться, как то выживать тоже не готова, потому что боюсь и потому что нет сил. Я выезжала из оккупированного города, через линию фронта, через блокпосты и заминированные дороги, через всю долбанную российскую технику. Четыре машины женщин и детей, мы выезжали ещё тогда, когда не было никаких даже подобий коридоров, а мои соседи меня до последнего отговаривали ехать. И не просто так отговаривали, многие машины просто расстреливали. Нам просто повезло! Нам сука нереально повезло. Я сидела в городе, который захватили на второй день войны. Сидела одна с собакой, без мужа и каких либо родственников и самой заветной мечтой было выбраться от туда. И теперь даже сидя в Европе, у меня всё внутри холодеет только от мысли, что я снова окажусь в такой ситуации. Что я окажусь одна в городе, который окажется в оккупации, только на этот раз мне не повезёт и я окажусь там в ловушке. Поэтому мне страшно даже в Украину возвращаться. И я этого не скрываю. У меня больше нет никаких ресурсов начинать всё заново, сначала был Донецк, теперь Мелитополь. Много потерянных "домов", я лично просто устала начинать заново, а потом терять это. Мне действительно больно за свою страну, у меня отец под Киевом, а мама в Луганске. Мне далеко не всё равно. Но! Каждый делает выбор по своим силам и возможностям. (Т. Тарасова)

Контакты

https://vk.com/id26211095

Я могу вернуться,но не хочу...Я могу вернуться, но не хочу. Знаю, от людей, что остались в городе, что Мелитополь продолжает жить в своей альтернативной реальности, но мне места в этой новой реальности уже нет. Зарекаться не буду ни от чего. Но пока есть выбор, буду по возможности выбирать не жить в оккупированном городе, а оставаться в Европе. Но и возвращаться куда-то в Украину, снимать жильё и пытаться, как то выживать тоже не готова, потому что боюсь и потому что нет сил. Я выезжала из оккупированного города, через линию фронта, через блокпосты и заминированные дороги, через всю долбанную российскую технику. Четыре машины женщин и детей, мы выезжали ещё тогда, когда не было никаких даже подобий коридоров, а мои соседи меня до последнего отговаривали ехать. И не просто так отговаривали, многие машины просто расстреливали. Нам просто повезло! Нам сука нереально повезло. Я сидела в городе, который захватили на второй день войны. Сидела одна с собакой, без мужа и каких либо родственников и самой заветной мечтой было выбраться от туда. И теперь даже сидя в Европе, у меня всё внутри холодеет только от мысли, что я снова окажусь в такой ситуации. Что я окажусь одна в городе, который окажется в оккупации, только на этот раз мне не повезёт и я окажусь там в ловушке. Поэтому мне страшно даже в Украину возвращаться. И я этого не скрываю. У меня больше нет никаких ресурсов начинать всё заново, сначала был Донецк, теперь Мелитополь. Много потерянных "домов", я лично просто устала начинать заново, а потом терять это. Мне действительно больно за свою страну, у меня отец под Киевом, а мама в Луганске. Мне далеко не всё равно. Но! Каждый делает выбор по своим силам и возможностям. (Т. Тарасова)/v2/cloud/images/0:0:jpeg/dog_placeholder_v5.png.x0.jpeg

Я могу вернуться, но не хочу. Знаю, от людей, что остались в городе, что Мелитополь продолжает жить в своей альтернативной реальности, но мне места в этой новой реальности уже нет. Зарекаться не буду ни от чего. Но пока есть выбор, буду по возможности выбирать не жить в оккупированном городе, а оставаться в Европе. Но и возвращаться куда-то в Украину, снимать жильё и пытаться, как то выживать тоже не готова, потому что боюсь и потому что нет сил. Я выезжала из оккупированного города, через линию фронта, через блокпосты и заминированные дороги, через всю долбанную российскую технику. Четыре машины женщин и детей, мы выезжали ещё тогда, когда не было никаких даже подобий коридоров, а мои соседи меня до последнего отговаривали ехать. И не просто так отговаривали, многие машины просто расстреливали. Нам просто повезло! Нам сука нереально повезло. Я сидела в городе, который захватили на второй день войны. Сидела одна с собакой, без мужа и каких либо родственников и самой заветной мечтой было выбраться от туда. И теперь даже сидя в Европе, у меня всё внутри холодеет только от мысли, что я снова окажусь в такой ситуации. Что я окажусь одна в городе, который окажется в оккупации, только на этот раз мне не повезёт и я окажусь там в ловушке. Поэтому мне страшно даже в Украину возвращаться. И я этого не скрываю. У меня больше нет никаких ресурсов начинать всё заново, сначала был Донецк, теперь Мелитополь. Много потерянных "домов", я лично просто устала начинать заново, а потом терять это. Мне действительно больно за свою страну, у меня отец под Киевом, а мама в Луганске. Мне далеко не всё равно. Но! Каждый делает выбор по своим силам и возможностям. (Т. Тарасова)

Контакты

https://vk.com/id26211095


11 дней назад

50

4


Источник

Поделитесь объявлением в социальных сетях


Комментарии к посту

Реклама

Последние комментарии на сайте